Начало Наука Мы растим бесполезного мелкого босса? Вот как это исправить

Мы растим бесполезного мелкого босса? Вот как это исправить

Наука
/ 732 0
Мы растим бесполезного мелкого босса? Вот как это исправить

Дочь написавшей это эссе, Рози, в 2 года мыла посуду – добровольно. Вовлечение ее в работу по дому привело к затопленной кухне и разбитой посуде. Но она все еще хочет помогать, пишет научная журналистка, исследовательница различных культур, автор книги «Охота, сбор, родительство: что древние культуры могут сказать нам об утраченном искусстве воспитания счастливых, полезных маленьких людей» Микаэлин Дуклефф.

Профессор психологии Калифорнийского госуниверситета в Фуллертоне Люсия Алькала провела простой эксперимент. Она построила модельный продуктовый микро-магазин с проходами и вещами, которые можно поставить на семейный стол. Затем она с коллегами монтировали этот магазин в домах 43 семей на центральном побережье Калифорнии. В каждой семье было по паре братьев и сестер 6-10 лет.

Люсия Алькала дала братьям и сестрам четкие инструкции: найти эффективный маршрут через магазин, чтобы собрать список продуктов и – это было ясно сказано – «работайте вместе, сотрудничайте и помогайте друг другу», – говорит психолог. «Мы дали им очень конкретные инструкции».

Профессор Алькала и ее коллеги записали то, что произошло. Братья и сестры помогали друг другу? Они командовали друг другом? Исключали младших из задачи?

На протяжении десятилетий ученые документировали удивительный феномен: во многих культурах по всему миру родители не сражаются за воспитание добрых и приносящих пользу детей. Дети от 2 до 18 лет сами хотят помогать своим семьям. Они просыпаются утром и добровольно моют посуду. Они слезают с велосипедов, чтобы помочь отцу отнести продукты в дом. И когда кто-то вручает им булочку, они делятся ею с младшим братом или сестрой, прежде чем откусить.

Ученые задокументировали, что таких детей можно встретить в самых разных культурах: от охотников-собирателей в Арктике до фермеров в Андах, от скотоводов в саванне Кении до рыбаков на Филиппинах.

Последние четыре года Микаэлин Дуклефф старалась понять, почему. Что делают эти родители, чтобы привить своим детям такую полезность? Микаэлин Дуклефф описала то, что нашла, в своей новой книге «Охота, сбор, родительство». Во время работы над книгой писательница побывала в трех культурах мира – майя, инуитов и хадзабе – и поговорила с мамами, папами, дедушками, бабушками, прабабушками и дедушками о воспитании детей. «Я взяла с собой свою малышку Рози, чтобы родители могли видеть, с чем я столкнулась, – пишет исследовательница. – Вернувшись домой, я прочитала более сотни исследований по этой теме. Я поняла, что есть две ключевые практики, которые родители во всем мире используют, чтобы научить детей быть полезными и сотрудничать. И все же многие американские родители (в том числе и написавшая это эссе) часто поступают прямо противоположным образом – факт, который профессор Алкала и ее коллеги зафиксировали в нескольких исследованиях».

Ключевая практика №1: взбивать или не взбивать?

Например, вы взбалтываете утренний гоголь-моголь, а ваш четырехлетний ребенок запрыгивает на табурет и хватает лопатку из ваших рук. Что вы делаете?

То, как вы реагируете на очень маленького ребенка, который проявляет интерес к помощи, является ключом к тому, вырастет ли этот ребенок в 12-летнего, который хочет помогать по дому, или (и это будет звучать знакомо многим из нас) ребенок, который закатывает глаза, когда вы спрашиваете, по словам профессора Алькалы.

В нескольких исследованиях, которые она провела, многие мамы говорили Люсии Алькале, что не позволяют маленьким детям и малышам помогать по дому, считая: они не сделают как надо и только создадут родителям больше проблем. Таким образом, родители исключают ребенка из помощи, потому что он недостаточно компетентен. «Это именно то, что я делала с Рози», признается Микаэлин Дуклефф.

Но профессор Алкала и другие психологи говорят, что это исключение детей со временем может подорвать мотивацию помогать и подавить желание сотрудничать.

Именно это профессор Алькала наблюдала в эксперименте с модульным продуктовым магазином. Некоторые из старших братьев и сестер исключили младших при планировании маршрута по магазину. Когда младший предлагал идею или указывал на продукты в магазине, старший прогонял его или игнорировал.

Один маленький брат пытался указать на какой-нибудь продукт, и его старший брат буквально убрал его руку («что и я на самом деле сделала, когда моя маленькая девочка пыталась помочь мне на кухне», – заметила Микаэлин Дуклефф). «Старший брат полностью игнорировал своего младшего», – пишет профессор Алькала.
 
Изгнание, игнорирование или даже отталкивание убивали у младших желание помочь, подытожили профессор Алкала и ее коллеги в Proceedings of the National Academy of Sciences. После того, как младшие пытались участвовать какое-то время, они теряли интерес. В одном случае младший брат просто пошел под стол и сдался. В другом случае младший ушел и не хотел продолжать, потому что для него не было места, чтобы поучаствовать в задаче.

С другой стороны, когда старший брат включал младшего, используя его идеи или просто признавая их, младший становился более вовлеченным в задачу. Братья и сестры начали сотрудничать, обращали внимание на то, что каждый пытается достичь, развивали идеи друг друга.

Профессор Алкала и другие психологи считают, что подобное явление происходит, когда маленькие дети пытаются помочь своим родителям. Они начинают с огромного желания работать вместе со своей семьей – сотрудничать и работать в команде. Если родители намеренно выполняют работу по дому, пока ребенка нет рядом, а если не получается, отсылают поиграть или посмотреть телевизор, или чрезмерно управляют делом с множеством инструкций и исправлений, маленькие дети теряют интерес – не только к домашним делам, но и к помощи родителям. В то же время дети упускают возможность научиться сотрудничать и работать вместе со своими братьями, сестрами и родителями.

Но в культурах, где растут дети-помощники, родители приглашают маленьких детей и малышей в семейные дела и работу – даже если ребенок создаст небольшой беспорядок или замедлит работу. Антрополог Дэвид Лэнси документировал это на протяжении десятилетий.

Другими словами, если ваш четырехлетний ребенок схватит лопатку из вашей руки, пока вы взбалтываете яйцо, вы можете истолковать эту «жадность» как желание ребенка помочь. Ваш ребенок просто не знает, как это сделать. И поэтому вам нужно найти способ включить его в задачу.

Как родители позволяют неуклюжему малышу помочь с задачей, которую он на самом деле еще не может выполнить, особенно с задачей, которая может быть слишком опасной?

При обучении сотрудничеству они используют вторую ключевую практику.

Ключевая практика №2: три подзадачи в час

Вместо того, чтобы ждать, пока ребенок выберет свой собственный метод помощи, который может не соответствовать его уровню навыков, родители во многих культурах активно заручаются помощью ближайшего ребенка на регулярной основе. Когда мама или папа убирают, готовят, работают в саду, ухаживают за другим ребенком, они просят ребенка о помощи. Лэнси называет это «учебной программой по дому», потому что дети осваивают важные дела по дому. Микаэлин Дуклефф рассматривает это как «учебную программу сотрудничества», потому что она помогает детям научиться работать вместе со своей семьей.

У самой писательницы такие просьбы о помощи немного отличаются от того, что вы могли подумать. Это не «Рози, иди убери в гостиной» или «Рози, иди, загрузи посудомоечную машину». Или даже «Рози, иди заправь постель». Эти запросы представляют собой крошечные подзадачи в том, что вы уже делаете. Они созданы для того, чтобы научить детей действовать, когда другим нужна помощь, чтобы они были хорошими членами семьи.

«Например, вы готовите, а ложка находится вне досягаемости, поэтому вы просите ребенка, находящегося поблизости, передать ее», – говорит антропологический психолог Шейна Лью-Леви из Университета Саймона Фрейзера в Британской Колумбии.

Или, скажем, вы выносите мусор и у вас заняты руки, поэтому вы просите ребенка придержать входную дверь. Или ужин почти готов, поэтому вы передаете ребенку несколько тарелок и говорите, чтобы он поставил их на стол. Это быстрые суперзадачи, которые могут выполнять дети. Но это реальные задачи. Они действительно полезны и вносят реальный вклад.

Лью-Леви задокументировала эту практику с группой собирателей в Республике Конго. Она следила за детьми 3-17 лет по 4 часа каждый день и записывала все, что им говорили другие люди. Затем она подсчитала, сколько просьб о помощи родители давали детям каждый час. К примеру: «Подержи чашку» или «Принеси мне мачете». Родители там привлекают детей на каждом этапе, от самого маленького задания до самого большого.

В среднем родители просили каждого ребенка о помощи примерно 3 раза в час, сообщили Лью-Леви и ее коллеги в журнале ETHOS в январе.

На самых маленьких детей, 3-4 лет, приходилось больше всего просьб, а старших, подростков, просили меньше всего. Маленькие, простые просьбы на раннем этапе к этому возрасту уже научили детей быть полезными и сотрудничать.

«Дети начинают упреждать то, что нужно, и тогда родителям нужно меньше говорить им, что им делать», – пояснила Лью-Леви. Вы можете отказаться от обучения, и дети просто делают это сами.

По словам Лью-Леви, по мере того, как дети становятся старше и компетентнее, им дают более сложные подзадачи и даже полные задачи. «Например, родитель может сказать ребенку, чтобы он пошел за клубнями, а потом он целый день проводит вне дома».

Микаэлин Дуклефф обнаружила, что ее 5-летняя дочь любит выполнять небольшие подзадачи из того, что делает мама. «Пока мы убираем, она берет пылесос, держит поддон и бежит, чтобы убрать книги. Когда мы идем в магазин, она бегает за продуктами, помогает складывать их на кассе и несет небольшую сумку в машину. А на кухне она отличная помощница шефа. Она разбивает яйца, рвет травы, перемешивает блинный микс.

И да, иногда даже взбалтывает яичницу.

 

Ваше мнение
3 + 8 =